Вести Науки: последние открытия, тенденции и мифы в области науки и техники.

Новый птерозавр может быть ответствен за победу покрытосеменных

  • Автор  Антонина Кузьмина
  • 10.07.2012 14:17

Происхождение покрытосеменных — доминирующих сегодня высших растений — пугало ещё Дарвина. «Ужасной загадкой» («abominable mystery») называл он их не зря: цветковые устроены сложно, как колесо, и так же, как колесо, разные компоненты их облика не могли возникнуть по отдельности: они не дали бы никаких преимуществ по сравнению с голосеменными, зато отвлекали бы ресурсы растений на ненужные и энергоёмкие «украшательства».

«Спицами» их «колеса» являются цветы, привлекающие насекомых, и фрукты, рассчитанные также на интерес животных. А вот «обод» — это такие насекомые и животные, которые были бы согласны их есть. Без обода «спицы» могли только помешать двигаться вперёд — а значит, возникли они практически одновременно.

Сейчас доминирует взгляд на островное происхождение цветковых растений: мол, какие-то осы питались пыльцой покрытосеменных на маленьком острове, и постепенно предок цветковых и осы приспособились друг к другу. В начале этой цепочки стоял один вид растений и один вид (вероятно) ос. Для этого был нужен остров — небольшой, с минимальным биоразнообразием. Иначе первичный вид разносящих пыльцу насекомых не стал бы ориентироваться на адаптацию к единственному виду растений. В результате дальнейшей «притирки» осы породили пчёл, а неизвестный предок покрытосеменных — покрытосеменные.

Островная теория часто ссылается на пресловутую амбореллу (Amborella), покрытосеменное с Новой Каледонии, отделившееся от остальных цветковых 130 млн лет назад, почти живое ископаемое. Но вот проблема: Amborella все 130 млн лет оставалась на своей Новой Каледонии и никуда не казала носа. Да, её переносят насекомые, но в пределах острова: как сказал бы Николай Васильевич, редкая пчела сможет пролететь пол-океана. Так что все её эволюционные преимущества оказались за пределами острова никому не нужны: потомков у неё не найдено, она единственный представитель своего рода и семейства.

А кто же обеспечил триумфальное шествие остальных покрытосеменных по планете? Загадка не хуже дарвиновской «abominable mystery».

Новый птерозавр может быть ответствен за победу покрытосеменных
Гребень сверху достигал 9 см, хотя имеющиеся кости не позволяют точно определить общие размеры тела Europejara olc. Длина масштабной метки — по 50 мм. (Здесь и ниже иллюстрации Oscar Sanisidro.)

Палеонтологи из Испании предложили выход из щекотливой ситуации. Они обнаружили на юго-западе Пиренейского полуострова останки нового птерозавра из семейства Tapejaridae, назвав его Europejara olcadesorum. Это первая такая находка на территории Европы. До этого Tapejaridae находили в Бразилии и Китае. Причём в КНР обнаружились наиболее примитивные формы, являющиеся, как считалось, предками всего семейства. Однако возраст нового Europejara olcadesorum — 125–130 млн, это старейший из известных Tapejaridae. Ископаемое характерно необычными признаками: направленным назад гигантским выступом (гребнем) на голове и беззубым клювом.

Обратившись к географии распространения этих странных летунов, палеонтологи сделали вывод, который на первый взгляд не назовёшь слишком смелым: птерозавры путешествовали на весьма большие расстояния. И всё же он смел чрезвычайно: ничего очевидного в этом утверждении нет. Рисунки палеонтологов, сделанные по имеющимся костям птерозавров, ни одному специалисту по аэродинамике не позволяют согласиться с тем, что «это» могло летать. Опять же часто подчёркивают, что сегодня летунов таких размеров (размах крыльев — до 10–11 м) в природе нет, и это неспроста. Свои «пять копеек» добавляют конструкторы ЛА, категорически заявляя, что орнитоптеры (и птерозавры) не способны летать при массе более 30–40 кг, что исключает полёт птерозавров (до двух–трёх центнеров) в принципе. «Как же так?» — удивляются палеонтологи. А перепонки у части птерозавров? Как планирующие (по заявлениям оппонентов) существа могли иметь перепонки, то есть быть водоплавающими? Как они могли планировать с поверхности воды?

И тем не менее «это» летало, настаивают испанские исследователи. Испания в эпоху мела была островом в море Тетис, примерно посередине между Лавразией и Гондваной, и долететь до неё, лишь планируя, было бы невозможно. И это не говоря о том, что обнаружение сходных существ в Лавразии и Гондване также делает сомнительной гипотезу о неумении птерозавров летать.

Новый птерозавр может быть ответствен за победу покрытосеменных
В момент появления семейства Tapejaridae птерозавры с разрывом в 5 млн лет обнаруживаются на восточном и западном континентах, а также на острове между ними. Вместе с пыльцой первых покрытосеменных Afropollis (D) и Stellatopollis (E).

Однако, пожалуй, самый интересный вывод относится к связи между новым видом и распространением цветковых растений. Europejara olcadesorum, как и все представители его семейства, не имеет зубов. Но только насекомыми такую тушу не прокормишь: животное крупнее самого большого орла не может успешно ловить мух и тем жить. Если же оно питалось другими динозаврами, то утрата зубов необъяснима: клюв прямой и без мешка, как у пеликана, — как он рвал бы им добычу? Несомненно, новый птерозавр (как и более поздние его беззубые родственники) ел фрукты, ибо другого пропитания для относительно крупного беззубого клюва тогда не было.

Накладывая карту распространённости известных находок покрытосеменных (пыльца — от 130 млн лет, находки — от 125 млн лет) на возраст нового европейского представителя семейства Tapejaridae, палеонтологи делают вывод: покрытосеменные и Tapejaridae начинают массово появляться в отложениях одновременно и в одних и тех же местах.

По всей видимости, именно эти летуны-дальнобойщики отвечают за перенос семян цветковых на большие расстояния: поедая плоды на первичном острове, откуда произошли предки покрытосеменных, они разносили с испражнениями семена на другие острова, включая Испанию, а затем и на континенты. Птицы вряд ли могли быть ответственны за это: беззубые клювы у них появились много позже, а это практически исключает их ориентацию на питание фруктами, да и летунами первые пернатые были неважными (у отдельных видов малый географический ареал).

Иными словами, скорее всего, Tapejaridae, неожиданно появляющиеся на огромных пространствах Лавразии и Гондваны, за несколько миллионов лет стали «вторыми пчёлами» — существами, приспособившимися жить за счёт покрытосеменных и одновременно за счёт этакого мутуализма, молниеносно начавшие разносить их по всем континентам (чего те же пчёлы сделать не могли в силу ограниченной дальности полёта). В общем, никакой «ужасной тайны» в распространении покрытосеменных, похоже, всё-таки нет.

Соответствующая работа опубликована в веб-журнале PLoS ONE.

Подготовлено по материалам Servicio de Información y Noticias Científicas.

Источник




Главной целью проекта является распространение научных знаний в современной и доступной форме. Наша команда опытных журналистов стремится к популяризации научного подхода к окружающей действительности и предлагает Вам ознакомиться с последними открытиями, тенденциями и мифами в области астрономии, биологии, медицины, физики, психологии и прикладных наук. Все права на материалы, находящиеся на сайте "Вести Науки", охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на VestiNauki.ru обязательна. ©VestiNauki.ru 2011-13

Top Desktop version